Публикации
20.03.2014

Формула коррупции

Формула коррупции
В 2013  году  общероссийская  общественная  организация  «Безопасное Отечество» резко набрала обороты: активно  присутствует  в  медийном  поле,  принимает  участие  во  всех статусных мероприятиях по проблемам госзакупок и пользуется уважением первых лиц государства. Как неблагодарная работа по выявлению коррупции позволила снискать особую популярность в обществе, — об этом рассказывает председатель координационного совета «Безопасного Отечества» Виталий Зарудин.


Как все начиналось

— Виталий  Валерьевич, есть предложение  оглянуться  на  пройденный  путь  и  вспомнить,  как  все  начиналось.

— Начиналось все в конце 2010 года, когда мы с моим партнером и другом Дмитрием Жирковым решили создать тогда еще межрегиональную организацию «Безопасное Отечество». Основными акцентами работы планировали сделать контроль за государственными закупками и вопросы, связанные с обеспечением безопасности и поддержкой социально значимых видов деятельности, в первую очередь спорта, образования, а также с поддержкой социально незащищенных слоев населения. Такую вот комплексную задачу мы ставили перед собой. Впоследствии организация начала достаточно динамично развиваться. Проводились различные мероприятия. Наши идеи находили отклик во многих городах России. И не только среди населения, но и среди представителей власти. Поэтому достаточно скоро мы реорганизовались в общероссийскую общественную организацию, создав региональные отделения более чем в половине субъектов РФ. За это время специфика нашей деятельности претерпела некоторые изменения. Хотя в общем все направления, которые были намечены, продолжают реализовываться, ключевым проектом теперь является общественный контроль в сфере государственных закупок. Это та тема, в которой мы достаточно хорошо разбираемся. До создания «Безопасного Отечества» у нас уже был опыт участия в закупочной деятельности. Поэтому, что называется, не понаслышке знаем, какая там проблематика, какими приемами пользуются недобросовестные чиновники и недобросовестные поставщики. Ведь медаль здесь с двумя, как говорится, сторонами. Собственно, это понимание ситуации, наши знания и опыт в сфере госзаказа позволили «Безопасному Отечеству» добиться заметных результатов.

—  Давайте назовем некоторые из них.

— За прошлый год мы смогли пресечь нарушения в 442 госзакупках на сумму более 60,9 млрд руб. Это почти 5-кратный рост по сравнению с результатами 2012 года. Причем, надо отметить, что примерно половину этих закупок отменили через Федеральную антимонопольную службу, а в остальных случаях заказчики сами отменяли торги, не дожидаясь административных процедур. Все нарушения, которые были выявлены нашими специалистами или нашими активистами, заказчики устранили. Надо отметить, что основной акцент, который мы в своей работе делаем, — все-таки не технические нарушения, которых, к сожалению, достаточно много во всех госзакупках. Мы делаем акцент именно на тех нарушениях, которые ведут к ограничению конкуренции, неэффективному расходованию бюджетных средств. Где-то обращаем внимание на закупки предметов роскоши. Но это все-таки, наверное, в меньшей степени, потому что основная наша работа — выявление закупок, которые ограничивают конкуренцию, и повышение таким образом прозрачности государственных закупок.

—  Кроме того, вы проводите семинары для волонтеров.

— Да, на сегодняшний день проведено более 20 бесплатных семинаров, в которых принимали участие все желающие, в том числе и те граждане, которых мы рассматриваем как активистов, впоследствии помогающих нам в работе. Предприниматели на этих семинарах вместе с нами разбирают кейсы с выявленными нарушениями, учитывают этот опыт в своей последующей практике. Участвовали в работе семинаров и государственные служащие, которые занимаются закупками. Для них мы, кстати, проводили еще и отдельный семинар в Ярославле.

—  Тоже бесплатный?

— Да.

—  Скажите, ваши проекты — они как-то должны в перспективе окупаться? Или это чистая благотворительность  из  собственных  денег,  заработанных в бизнесе?

— Ну, у нас работа некоммерческая. Как такового принципа самоокупаемости для нас не существует. Если с нынешнего года, Бог даст, все-таки мы сможем получать государственную грантовую поддержку на проведение общественного контроля госзакупок, тогда, я надеюсь, мы сможем уже как-то конвертировать получаемые средства в некий положительный для государства и общества результат. Сейчас работаем за счет исключительно собственных средств. По большей части мы вкладываем свои деньги, я лично и Дмитрий Жирков. Также мы получаем средства от вступительных и членских взносов.

—  Членство в вашей организации платное?

— Да, вступительный взнос составляет 100 руб. и 300 руб. — членский взнос. На сегодня у нас почти 3 тыс. членов.

Ничего личного, только статистика

—  В конце прошлого года вы провели очень заметную  акцию — обнародовали рейтинг российских регионов  по признакам коррумпированности закупок.

— Да, мы составили и опубликовали Национальный рейтинг наиболее характерных и распространенных признаков коррумпированности в сфере госзакупок в РФ. Он сформирован на основе официальной информации с единого портала госзакупок. Рейтинг отражает ситуацию с коррупцией в сфере государственных закупок и составляется по критериям, разработанным общественной организацией «Безопасное Отечество». Общее количество проанализированных закупок (лотов) — почти 1,5 млн, общая сумма проанализированных закупок — более 3,3 трлн руб. Мы анализировали закупки, исходя из самых распространенных критериев, которые характери-зуют возможную коррупционную составляющую. Это в первую очередь удельный вес торгов, на которых снижение начальной максимальной цены составило меньше 5%. Это количество торгов с участием единственного поставщика, наличие обоснованных жалоб и т. д. Сложив эти критерии, мы построили на их основании некую математическую модель, которая в полуавтоматическом режиме выставляет рейтинги, исходя из количественных показателей проведенных по регионам закупок. Хочу сказать, что у нас не было задачи выстроить эти рейтинги и провести аналитику, для того чтобы обвинить кого-то в коррупции, сказать, что в одном регионе все погрязли во взятках, а в другом — все замечательно. Нет. Основной целью наших рейтингов было провести аналитику всех государственных закупок и дать возможность как обществу, так и предпринимателям, заказчикам на местах и правоохранительным органам изучать эту информацию, чтобы можно было действительно понять, где какие проблемы все-таки существуют, и сделать все, чтобы ситуация в конце концов менялась к лучшему.

—  И вы сделали это первыми?

— Да, такого подробного анализа, который мы постарались сделать, к сожалению, пока я еще не видел. Все рейтинги, с которыми мы так или иначе сталкивались, давали какую-то общую информацию, либо зачастую основанную на опросе общественного мнения, либо сформированную на закрытых блоках информации, которую анализировали в рамках этого рейтинга. Иногда просто невозможно понять, что же послужило основой для формирования тех или иных показателей. А наш рейтинг подкреплен не только общей статистической информацией, но и конкретными сведениями о конкретных закупках, которые вошли, соответственно, в наши списки. И, кстати, показательной получилась информация по закупкам, которые прошли со снижением начальной цены менее чем на 5%. Могу сказать, что большинство из них — это те закупки, в которых либо была подана единственная заявка, либо к самой про цедуре участия был допущен единственный поставщик. Есть повод задуматься.

—  Была  ли  уже  какая-то  реакция  из  регионов,  оказавшихся в начале «подозрительного» списка?

— Вы знаете, разная реакция проходила. От тех, кто первые места в рейтинге заняли, какой-то яркой реакции пока нет. Но самое главное, что эта информация достаточно широко обсуждается. Мы это видим и в социальных сетях, и в электронных СМИ. Очень много людей эту информацию изучают, комментируют. Из различных регионов приходит реакция. Я имею в виду реакцию представителей органов исполнительной власти. Причемте регионы, которые попали в лучшие, достаточно позитивно отзываются о наших рейтингах. Те, кто занимает места похуже, они, как бы это сказать…

—  С меньшим удовольствием реагируют.

— Да. С меньшим удовольствием, правильно, эту информацию воспринимают. Хотя недовольства, яркого негатива нет. Конечно же спасибо СМИ, которые тоже помогают нам доводить эти сведения до конечного потребителя. Правда, иногда некоторые СМИ пытаются, видимо, приукрасить свой собственный материал, делая резкие выводы и свои оценки из наших рейтингов. Хочу еще раз подчеркнуть: мы не ставили целью кого-то оскорбить или назвать коррупционером. А ставили задачи просто обратить внимание всех и дать возможность и гражданам, и представителям органов исполнительной власти проанализировать эту ситуацию, постараться ее исправить в дальнейшем. Наш рейтинг будет регулярным, постоянно будет обновляться. И в результате, я надеюсь по крайней мере на это, мы получим какой-то прогресс. Достаточно сказать, что в Москве из 120 тыс. проанализированных закупок 65 361, то есть половина, вошла в список подозрительных.

Работы хватит на всех

—  Когда  ваша  организация  появилась  и  начала  активные действия в сфере борьбы с нарушениями  в госзакупках, сразу появились предположения, что  «Безопасное Отечество» создали как альтернативу  широко известным, популярным, но очень уж политизированным  борцам  с  коррупцией  в  этой  сфере.   И вот прошло три года, ваша организация набрала  вес, окрепла, появились еще несколько «правильных»  проектов, например  движение  «За честные закупки»... Вам не тесно на этом поприще?

— Ну, на самом деле наша организация создавалась исходя из наших взглядов на существующую проблему, для того чтобы что-либо сделать для изменения к лучшему, однако не без оглядки на существующие к тому моменту общественные организации, которые работали в том же направлении. Но при этом, как я уже сказал, «Безопасное Отечество» создавалась не как организация, которая занимается только общественным контролем, а с различными направлениями деятельности. Поэтому мы себя совершенно не позиционировали и не рассматривали как некий аналог или конкурент…

—  Или противовес.

— Да, или противовес существующим инициативам, как иногда нас в СМИ пытаются назвать. Мы поддерживаем любые инициативы, которые являются конструктивными и работают в этом направлении. На самом деле сегодня общественных контролеров в сфере госзакупок очень мало, если не сказать, что их почти нет вообще. Поэтому конкуренции тут в принципе не может быть. Всех, кто сейчас реально в этом работает, я рассматриваю не как конкурентов, а как коллег, которые занимаются важным и нужным делом. Те проекты, которые сейчас появляются, они тоже единичные, но, я надеюсь, будут, как и наш, развиваться. С Общероссийским народным фронтом в рамках проекта «За честные госзакупки» мы практически с самого момента его появления активно сотрудничаем, помогаем им развиваться. Надеюсь, что со следующего года мы еще теснее будем работать в этом направлении. Других, кто работает в этой сфере, мы всегда приглашаем к сотрудничеству. Потому что считаем, в объединении мы — сила.

—  У вас есть последователи в регионах?

— Разрозненные общественные инициативы, которые сейчас появляются или где-то возникают в регионах, они конечно же имеют очень локальный характер. Зачастую людям не хватает квалификации, не хватает понимания работы в этом направлении. Мы стараемся помогать всем, кто этим вопросом занимается. Стараемся передавать свой опыт, направлять людей в правильное русло. Потому что есть большая проблема, и я об этом не раз говорил: для развития системы общественного контроля в сфере госзакупок прежде всего, конечно, не хватает квалификации. Потому что сегодня для получения необходимых знаний нужно, как минимум, иметь большой опыт работы в этой сфере либо заплатить деньги, и не маленькие деньги, чтобы пройти курс повышения квалификации. Плюс проблема с отсутствием финансирования. Грантовые поддержки на эту работу практически не выделяются, потому что сегодня есть ограничения в законодательстве. Деньги могут быть выделены только на «поддержку социально ориентированных организаций в сфере выработки нетерпимости к коррупции» — по-моему, так формулировка звучит. Это достаточно невнятное, на мой взгляд, определение. Сюда общественный контроль не очень-то подходит. Когда мы заявки подавали на гранты — нам отказывали.

—  «Выработка нетерпимости» скорее подразумевает пропаганду…

— Да, это скорее пропаганда. Но много ли толку, если везде ходить и говорить: «Давайте не будем брать взятки». Надо же делать конкретные дела. Мне кажется, именно в конкретные дела и следует вкладывать основные средства.
Livejournal
Комментарии пользователей
Последние публикации Архив публикаций
Присоединиться
15.12.2017
За три года коррупционеры в России «ЗАРАБОТАЛИ» 148 миллиардов рублей.
Тщательный кадровый отбор является действенным способом снижения коррумпированности в государственных органах власти. Те, кто занимается поиском кандидатов, должны брать людей в соответствии с их навыками, а не по «знакомству». Также нужно проверять будущих сотрудников на склонность к противоправным действиям
— Дмитрий Жирков
События организации
17.01.2017
Лавров раскрыл детали о попытке США завербовать дипломата из России
Американские спецслужбы в апреле прошлого года пытались завербовать советника-посланника посольства России в Вашингтоне.